Межрегиональный общественно-патриотический Фонд "Отечество" им. Д.М. Пожарского

Сайт, посвященный князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому

« ШМАТОВЫ. Хроники рода  | В начало |  Герой нашего Отечества »


О празднике «День народного единства» и некоторых страницах из жизни князя Д.М. Пожарского

В.Е.Шматов,
член-корр. МАОН

О празднике «День народного единства» и дне его празднования

Тема Смутного времени была поднята из небытия современными историками и краеведами в конце 20-го начале 21 вв. Особенно возрос к ней интерес  и появилось большое количество публикаций после введения общероссийского народного праздника «День народного единства», ежегодно празднуемого 4 ноября. Такого праздника  ждали давно и подавляющая часть населения нашей страны встретила его с большим энтузиазмом и радостью. Однако были и есть люди, не понявшие сущность этого праздника. И некоторые  историки, воспользовавшись этим, стали им в этом «помогать». Одну из таких работ мы  и рассмотрим в нашей публикации.

Речь пойдёт о работе , помещённой в журнале «Политическое просвещение», печатном органе КПРФ,  №5(70), 2012 1.  Работа называется «Что мы празднуем  4 ноября?»  и  посвящена, в основном,  двум  вопросам:  соответствует ли праздник  своему названию и правильно ли законодатели выбрали день его празднования. По мнению автора указанной работы – праздник не соответствует своему названию, да и день его празднования выбран неправильно. Рассмотрим,  а так ли это на самом деле.

По мысли автора,  праздник не отвечает сути своего названия, поскольку он, хоть  и установлен в честь преодоления народом Московского государства великой Смуты, но никакого единения народа при этом не существовало. И подтверждает свою мысль тем, что там-то и там-то народ поддерживал самозванцев или открыто выступал против любого существовавшего во время Смуты правительства. Ну и что же? Этого никто и не отрицает. Когда враги захватывают твою территорию и пытаются поставить во главе государства своего ставленника, невольно возникают всякого рода смуты и волнения. Но все эти смуты и волнения  стихают, когда враги изгнаны и во главе государства встаёт всенародно избранный государь. И для преодоления Смуты народ объединяется в своих делах и помыслах, ибо без объединения (единения) победа над врагом невозможна. Вот с целью изгнания врагов разных мастей с русских территорий и был брошен в Нижнем Новгороде в сентябре 1611 года клич «Купно заедино» - все вместе, все заодно.    И торговцем Кузьмой Мининым, земским старостой Нижнего Новгорода, и князем  Д.М. Пожарским, нижегородским воеводой, было сформировано народное ополчение, которое  и очистило 22 октября (4 ноября по новому стилю) 1612 года Москву от поляков и их приспешников. Благодаря чему же удалось сформировать это ополчение?  Несомненно, только благодаря  единению людей независимо от их сословной принадлежности, народному единству. А что же объединило людей? Едино мышление в борьбе с иноземными захватчиками, бескорыстие и подлинный  патриотизм.

Казалось бы всё ясно. Всё поставлено на свои места и обсуждено историческим сообществом сотни раз с начала 19-го века. Но автору рассматриваемой работы очень хочется доказать, что никакого единения народа в освободительной борьбе против иноземных захватчиков не было, не говоря уже о каком-либо патриотизме. А была просто-напросто всего лишь «гражданская война».  Термин «единение» он рассматривает в узком  смысле этого слова –  как единение ратников ополчения. Действительно, о единении среди какой-то части ратников ополчения говорить не приходится. Его просто не было. В основном это наблюдалось среди  наёмников и целью их участия в ополчении являлись разбой и грабежи, особенно это проявлялось в ополчении князя Д.Ф. Трубецкого. Часть его ополченцев были откровенные  негодяи во главе с атаманом Заруцким. На это обращали внимание и известные историки 19 в.2.  В ополчении Трубецкого не только не было какого-либо единения, но не былои надлежащей дисциплины, без которой любое войско небоеспособно. Известно также, что руководители  2-го ополчения, сформированного в Нижнем Новгороде, в свои ряды таких ополченцев не брали. Что же такое истинное единение, что является его движущей силой? Автор рассматриваемой работы  о таком единении вообще ничего не пишет,  нет в его работе  и ни слова  о каком-либо патриотизме.

Нижегородский поэт и писатель Валерий Анатольевич Шамшурин очень чётко выразил суть подлинного патриотизма. На одном из своих выступлений он сказал: 

«Не идолами и мессиями входили в наши сознание и душу Минин и Пожарский, а лучшими чертами народными: здравым рассудком, крепкой верой, радением в делах, верностью в слове, силой характера и воли, преданностью отчей земле и своим товарищеским согласием – то есть всем тем, что отличает подлинный, деятельный патриотизм от показного».    Мне думается, что лучше  и сказать нельзя. Действительно, если ты обладаешь всеми этими чертами или стремишься соответствовать им – значит  ты подлинный патриот своей Родины. Если мы все, или какая-то часть из нас, обладаем этими чертами – значит мы едины в своих убеждениях и делах.  В народном ополчении 1612 года были люди разных сословий: крестьяне, посадские люди, ремесленники,  купечество, служилое дворянство, знать и духовенство. Всех их объединял подлинный патриотизм. Ни о какой наживе, или славе и речи не было. Наоборот. Люди отдавали от себя в казну ополчения своё имущество, лишь бы быстрее изгнать врагов

        И в отличие от сложившихся исторических традиций, тон которым задали маститые историки и краеведы XIX века, автор упомянутой работы считает, что Смута была преодолена не в результате развёрнутого народно-освободительного движения, а в результате, как он это называет, усилий «кучки людей», «гражданской войны». Он пишет: «Нынешние историки (кто именно он не называет) практически единодушны в своих оценках: это была первая в России гражданская война…». Автор, по-видимому, плохо знаком с трудами   историков 19 века, которые в своих работах , в отличие от него,  дали полный и детальный анализ причинам  возникновения и условиям преодоления Смуты 3.  Цель же его работы вполне очевидна – принизить роль единения народа, замолчать о наличии  патриотизма в народно-освободительном движении  1605-1612 гг.,  организующей роли   руководителей  2-го народного ополчения – Минина  и Пожарского. И этим подвергнуть сомнению правильность названия всенародного государственного праздника и даты его ежегодного празднования  4-го ноября.  Но необходимо признать, что цель эта им не достигнута.

К сожалению, тенденция принижения роли единения в народно-освободительном движении в Смутное время, роли подлинного патриотизма в этом единении, организующей роли  руководителей народно-освободительного движения     прослеживается и у других современных авторов 4.  Причем они образовали этакую незримую группу, в которой при анализе каких-либо событий Смутного времени делают ссылки друг на друга. Авторов работ  по этим же темам, но с другой точкой зрения, они как будь-то бы  «не замечают» 5. И у читателей создаётся впечатление, что всё, о чём они пишут, так оно и есть на самом деле. И возникает вопрос, что это?  Или их историческая безграмотность, или бессознательное искажение ими исторической действительности? Мне думается, и то, и другое.

Рассмотрим  второй вопрос, поставленный автором обсуждаемой нами работы. Правильно ли наши законодатели назначили дату празднования общегосударственного праздника «День народного единства» именно 4-го ноября?  Он считает, что неправильно и предлагает следующему составу законодателей эту дату празднования названного праздника отменить, а  лучше – отменить и сам праздник.

Что же предлагает автор? Перенести день празднования на 1-е ноября. В разделе  «Всё врут календари ?»  обсуждаемой публикации, автор запутался в юлианском и григорианском календарях. В его рассуждениях по этому вопросу сплошная неразбериха. Здесь очень уместна поговорка – « наводить тень на ясный день». В  начале вышеназванного раздела он соглашается с тем фактом, что Китай-город был взят ополченцами  22 октября: «…Русские источники, как документальные, так и нарративные, не расходятся  в датировке  взятия Китай-города…речь в них всегда идёт о четверге 22 октября 1612 года…Причём по юлианскому календарю: именно по нему жила Россия до февраля 1918 года…В дневнике одного из осаждённых о боях, приведших к сдаче Китай- города, рассказывается в записи под 1ноября».   Пока всё хорошо. Читаем дальше: «…Итак, современники интересующего нас события датировали его 22 октября и 1 ноября – соответственно по юлианскому и григорианскому календарю…»  Снова  всё хорошо. Действительно, в начале  XVII века разница между юлианским и григорианским календарём составляла 10 дней 6. А вот далее  всё не хорошо.  Автор публикации задаёт очень интересный вопрос, только непонятно кому, читателям или самому себе: «…Так почему же Дума утвердила в качестве праздничного и нерабочего дня четвёртое, а не первое ноября?». По сему случаю наш ответный вопрос  автору публикации: «А почему большевики утвердили в качестве праздничного дня седьмое, а не четвёртое ноября?  Ведь взятие Зимнего дворца, как всем известно, было 25 октября 1917 года по старому стилю». Нам, наверное, не к лицу устраивать ликбез автору публикации, но он должен бы знать, что те же самые большевики на заседании Совнаркома 24 января 1918 года постановили ввести на территории России григорианский календарь вместо существовавшего в то время юлианского. А 14 февраля 1918 приняли правила перевода дат из юлианского календаря в григорианский, по которым разница в датах в этих календарях  в 20 – 21 вв. составляет 13 дней.

Отсюда вывод: наши законодатели  абсолютно правильно установили дату празднования общегосударственного всенародного праздника «День народного единства» именно 4-го ноября (22 октября по старому стилю), который был образован в честь подвига народного ополчения в годы Смуты, совершённого им благодаря единению всех сословий российского государства и их подлинного патриотизма. 

Что же касается  сетований автора публикации  по поводу празднования  в этот же день одного из праздников почитания Казанской иконы Божией Матери  ( их два в году – 8 июля и 22 октября по старому стилю), то это дань традициям, которые так любит русский народ.


Ещё раз о князе Дмитрии Михайловиче Пожарском.


То, что он великий Патриот своей земли, своей Родины – это вне всяких сомнений. Никто и никогда  и не пытался это оспорить. Потому что это невозможно. Но принизить роль спасителя Отечества в преодолении Смуты в русском государстве  пытались как раньше, так и в настоящее время.  Пытаются как профессиональные, как они сами себя называют, «историки» и так называемые «исследователи»,  для которых основными источниками по историографии являются всякого рода энциклопедии, словари всех мастей и, особенно, Интернет, но не первоисточники и работы известных авторов. Бывают и такие публикации, авторы которых вообще не знакомы с сутью вопросов, о которых они пишут. И ставят себя  как историки  в очень неловкое положение 7. У некоторых авторов снова мелькает нелепый тезис  о «захудалости»  рода князей Пожарских, неудачно высказанный в своё время одним из историков 19 века и раскритикованный многими его современниками. Ибо общеизвестно, что князья Пожарские являются прямыми потомками  Рюрика. И захудалыми  они никогда не были. То, что в 16 веке они порой не занимали высоких должностей, не говорит  о захудалости  их рода. Не были они захудалыми и по своему местоположению в княжеской иерархии, и по величине своего имущественного состояния. В 16 в. никто из княжеских родов не делал таких  значительных вкладов в монастыри по поминанию своих родственников, как князья Пожарские. Но каким-то образом в конце 19 века этот тезис попал в некоторые энциклопедии и словари и сейчас муссируется рядом современных  «историков».

Неужели, скажем, нельзя успокоиться и перестать заново перелопачивать то, что неоспоримо доказано историками 19 века и подтверждено рядом современных. Например, обсуждать, кто построил Казанский собор в Москве на Красной площади?  Князь Д.М. Пожарский или царь Михаил Фёдорович? Ответ однозначен: и тот, и другой.  Князь  –  в деревянном исполнении, а царь, вместо сгоревшего деревянного, в  кирпичном. Однако инициатором строительства и первым его строителем  был всё же князь Д.М. Пожарский. И неплохо бы на здании собора повесить об этом памятную доску. Или возьмём такой вопрос. Патриарх Гермоген затребовал в ополчение из Казани обретённую икону Божией Матери или её список (копию)? Ответ: конечно  обретённую. При этом, её доставили из Казани в ополчение князя Д.Т. Трубецкого в 1611 году в сопровождении надёжной охраны. Впервые этот факт зафиксировал в своих сочинениях известный археограф 19 в. Алексей Фёдорович Малиновский, он же – первый биограф князя Д.М. Пожарского 8.  И все историки 19 века с ним согласились. И трудно было не согласиться. Только обретенный образ мог более действенно помочь ополчению изгнать чужеземцев с родной земли. И только для помещения обретённого образа строили  князь Пожарский и царь Михаил Фёдорович Казанский собор в Москве.

Однако в жизнедеятельности князя Д.М. Пожарского есть и много вопросов, требующих тщательного анализа и аргументированного ответа на них. Разрешением этих вопросов  и нужно нам  заниматься. Вот некоторые из них: 
1.   Когда всё же родился Д.М. Пожарский и где?
2 .  Что известно о Юрии Михайловиче, сыне Д.М. Пожарского?
3 .  Из какого рода была первая жена Д.М. Пожарского?
4 .  Кто такой Василий Петрович Пожарский, внёсший вклад в1640 году в Спасо -  Преображенскую церковь Макарьевского монастыря, вотчины деда – семипудовый колокол?  
5 .  Когда, кем и каким документом была пожалована Д.М. Пожарскому Пурецкая  волость?
6 .  Почему русская православная Церковь до сих пор его не канонизирует?
7 .  По какому случаю князь Д.М. Пожарский оказался в Москве в марте 1611года?
8 .  Сколько же сыновей было у князя и кто из них  старший?
9 .  Где  умер князь и где он был похоронен  (доказательства версии его захоронения в Суздале  весьма зыбкие, есть и другие версии)?
10.  Одним ли отрядом выступило 2-е народное ополчение из Нижнего Новгорода в Ярославль? 
И т.д.

На первый из них мы попробуем дать мотивированный ответ.

О дне, месяце и годе рождения Д.М. Пожарского.

Впервые наша версия о дне, месяце и годе рождения Д.М. Пожарского была опубликована в Нижегородской областной газете «Нижегородская правда», № 76, июль 2005 г. и позднее помещена на сайте http://www.d-pozharsky.ru . Cо временем, по мере накопления информационного материала, наша версия уточнилась и сейчас мы снова представляем её вниманию нашего читателя. Напомню, что в ранее предложенной нами версии дата рождения Д.М. Пожарского обозначена  как 17 октября 1577 года (по старому стилю) и дана её аргументация.   Здесь мы приводим дополнительную мотивацию  этой версии.

Сначала рассмотрим достоверность года рождения народного героя – 1578, который был введён в научный оборот ещё в начале  XIX веке и бытует во всех информационных источниках до настоящего времени. Впервые этот год был обозначен в 1817 году  археографом  А.Ф. Малиновским, первым биографом князя, и сразу же принят историческим сообществом 9. Этот же год обозначен и генеалогом Л.М. Савёловым в его труде «Князья Пожарские», М., 1906. Однако исследователями 19 века, как и последующими, не была достаточно полно изучена ввозная грамота, данная 28 февраля 7096 (1588) года царем Фёдором Ивановичем наследникам умершего князя  Михаила Фёдоровича Пожарского, отца Д.М. Пожарского, на владение оставшимися после него имениями 10.     Заголовок  грамоты звучит  так: «Ввозная грамота недорослям кнн. Дмитрию и Василию Михайловым детям Пожарского с матерью кнг. Марьей на поместье отца д. Нестерово с дд. и пуст. в Сухининском ст. Мещевского у. и сц. Буканово с дд. п пуст. в Мощинском ст. Серпейского у.». В конце грамоты слова: «Писана на Москве, лета 7096-го, февраля в 28 день». 

Далее очень важно рассмотреть то, на что часто  не обращают внимание современные краеведы и историки.  Обратим внимание на год написания грамоты – 7096. Чтобы перевести его из церковно-славянского написания в современное, нужно вычитать из 7096 число 5508, если месяц написания даты обозначен в диапазоне с января по август.  Если же месяц обозначен в диапазоне с сентября по декабрь, то вычитается число 5509. Если в источнике указан только год, то вычитается число 5508.  В нашем случае год выдачи грамоты февраль 7096 – 5508 = 1588. В следующей (за этой) грамоте дата её написания  значится так: «…лета седмь тысяч семаго на  десять, ноября в 8 день», то есть грамота  выдана в 7017 году. В современное летоисчисление год 7017 в этой грамоте переводится так: 7017 – 5509 = 1508 год, так как грамота дана в ноябре. Эти правила введены ещё при Петре I и выполняются по сегодняшний день. К сожалению, многие забывают их (или просто не знают), в результате  чего происходят всякого рода недоразумения.

Вернёмся к исследуемой нами ввозной грамоте. В ней  имеется следующая запись: «…княгиня Марья да два сына князь Дмитрей, ныне десяти лет, да князь Василей, ныне трех лет, да дочь княжна Дарья…».  Обратим внимание на то, что в грамоте указывается число лет только у Дмитрия и Василия. У Дарьи же нет. Дело в том, что, по исполнению и Дмитрию, и Василию пятнадцати лет, они обязаны без замедления прибыть на государеву службу. За этим в Разрядном приказе  следили очень строго. Поэтому для недорослей в грамотах указывалось число полных лет со дня их рождения. Это мы наблюдаем и в рассматриваемой нами ввозной грамоте: «…князь Дмитрей, ныне десяти лет, да князь Василей, ныне трех лет…». Следовательно, князю Дмитрию на февраль 1588 уже исполнилось десять лет и он мог родиться только или в 1577 году, или в январе-феврале 1578 года. Но дней поминовения Космы бессребреника, в честь которого назван князь при своём рождении, в году только три: 1 июля, 17 октября и 1 ноября 11.  Поэтому, родиться в 1578 году он не мог. Значит, князь Дмитрий Михайлович Пожарский родился именно в 1577 году.

День и месяц рождения князя  Л.М. Савёлов в указанном выше своём труде определяет как 1 ноября, но ничем это не мотивируя.  Попробуем сами спрогнозировать возможный день и месяц рождения Д.М. Пожарского, используя имеющиеся на сегодняшний день сведения. В те времена, когда жил князь, имя, данное новорождённому в день его рождения, хранилось в глубокой тайне. Его знали только родители новорождённого и священник, проводивший обряд крещения. При крещении новорождённому давали второе имя и только это имя священник произносил вслух. Крестильное имя и сопровождало окрещаемого  в течение всей его жизни. При крещении князь Пожарский  получил имя Димитрий (по современному – Дмитрий). И только это имя князя мы знали до 2000 года по историческим источникам 12. Имя Дмитрий родители дали ему в честь Дмитрия Солунского и князь очень чтил этого святого,   поклоняясь ему как своему небесному покровителю. День памяти этого святого – 26 октября. В те далёкие времена для знати был заведён определённый порядок крещения – ребёнка крестили не ранее, чем через 8 дней после его рождения. Из трёх возможных дней, в которые мог родиться князь – 1 июля, 17 октября и 1 ноября, более предпочтительным является 17 октября, так как именно от этой даты на 9-й день, 26 октября, и крестили князя.

Учитывая использованные нами сведения и приведённую логику, можно сделать заключение, что князь Дмитрий Михайлович Пожарский родился 17 октября (30 октября по новому стилю) 1577 года и был окрещён 26 октября (8 ноября по новому стилю) 1577 года.

Ещё целесообразно посмотреть, как дата рождения Д.М. Пожарского увязывается с датой  смерти его отца – Михаила Фёдоровича. Результаты исследований Н.М. Кургановой, приведённые в её работе «Надгробные плиты из усыпальницы князей Пожарских и Хованских в Спасо-Евфимьевом монастыре Суздаля» (Памятники культуры: новые открытия 1993 г. М, 1994) показывают, что отец Д.М. Пожарского, Михаил Фёдорович, умер 23 августа. Год на его надгробной плите сколот. Но из рассмотренной нами ввозной грамоты от 28 февраля 1588 года следует, что М.Ф. Пожарский умер в 1587 году и эта объединённая дата его смерти (23 августа 1587 года)  хорошо согласуется с тем, что князю Д.М. Пожарскому 17 октября 1587 года исполнилось 10лет

Согласно юлианскому календарю, действующему и по сегодняшний день в Русской православной церкви, для приведения дат из старого стиля  в новый,  нужно к дате старого стиля прибавить число 13. Например, Д.М. Пожарский родился 17 октября 1577 года по старому стилю, т.е. 30 октября 1577 года по новому стилю. Или, например, Фёдор Дмитриевич Пожарский, родной сын  Дмитрия Михайловича, умер 27 декабря 1632 года (по старому стилю), что соответствует дате 9 января 1633 года по новому стилю. Ранее мы уже говорили, чтоэто правило применяется и в современной российской историографии.  Однако некоторые историки и краеведы не придерживаются этого правила , прибавляя для перевода даты из старого  стиля в новый число 10, а не 13, что вносит путаницу и неразбериху, особенно при обсуждении исторических документов.

О старинных родовых отчинах князей Пожарских.

Имя князя Д.М. Пожарского значительно больше связано с историей Нижегородской земли, как это принято думать. Родоначальником князей Пожарских был князь Василий Андреевич Пожарский, выходец из рода князей Стародубских – потомков великого Рюрика. Он стал преемником нижегородских владений своего родного дяди –  бывшего удельного князя Стародубского, Ивана Федоровича. Тот, в своё время, отказался   стать   вассалом великого князя Московского, за что  в 1363 году  был изгнан Дмитрием Ивановичем со Стародубского стола. Удельным князем Стародубским стал его родной брат Андрей Фёдорович. Иван Федорович  обратился за покровительством к великому князю Суздальско–Нижегородскому, Андрею Константиновичу, непримиримому противнику великого князя московского 13. От него он получил   в удел  в Нижегородском Уезде  Жарскую волость со всеми  деревнями, пашнями, лесами и лугами, где основал село Юрино и построил в нём Спасо-Преображенскую церковь 14. Ныне это село находится в Балахнинском районе Нижегородской области. Название села и церкви не случайны. Князья Стародубские очень чтили великого князя Владимирского и Суздальского Юрия  Всеволодовича – основателя Нижнего Новгорода, который заложил в нем церковь Спаса-Преображения. Поскольку Иван Федорович был бездетен, то пригласил к себе   в Нижегородский удел  своего  племянника, Василия Андреевича (старшего сына своего родного брата, удельного князя Стародубского, Андрея Фёдоровича), которому впоследствии и передал этот удел . По названию полученной  им  Жарской волости (Жары) князь Василий Андреевич и стал прозываться Пожарским 15 .

По воле отца Василия Андреевича, Андрея Фёдоровича, Стародубское княжество было поделено по числу сыновей  князя на четыре удела.   Самый большой удел с городом Стародубом достался второму сыну князя, Федору, поскольку старший его сын, Василий Андреевич, уже имел при жизни отца собственный удел 16. Поэтому Василий Андреевич унаследовал меньший удел и назвал его, по своему уже имеющемуся прозвищу, Пожаром.  Его сын, Даниил, после смерти отца променял удел Пожар на удел Мугреево, который граничил с  их нижегородскими землями 17. В результате у князей Пожарских из двух уделов образовался как бы один общий удел. Это, по-видимому, и имел в виду Л.М. Савёлов, говоря о том, что: «… князья Пожарские, надо думать, были довольно богатыми помещиками въ первые полтора столетия своего отделения отъ Стародубскихъ князей…» 18. И так как  Нижегородский удел стал родовой  отчиной  князей Пожарских, а село Юрино – их родовой усадьбой, то по своему прозванию и  месту своего обитания князья Пожарские были скорее  Нижегородскими князьями, хотя и произошли от Стародубских князей.

При изучении нами разного рода материалов о владениях Д.М. Пожарского,  ни в одном из документальных или нарративных источников  не было обнаружено никакого упоминания о его нижегородском поместье в Жарской волости. Это «неупоминание»  свидетельствует о том, что данное поместье принадлежало роду Пожарских еще до времен Ивана Грозного, Бориса Годунова, Василия Шуйского, Михаила Романова – российских царей, при которых князьям Пожарским и были пожалованы основные вотчинные и поместные владения. Не поименовано оно и в числе старинных вотчин,   вошедших  в «Выпись в доклад о вотчинах и поместьях кн. Д.М. Пожарского»,   датируемую  1642 годом 19 . Выпись обнаружена в столбцах по Нижнему Новгороду, что лишний раз подтверждает о принадлежности Д.М. Пожарского к нижегородским князьям

О родовой Жарской волости и о Юрино, где была усадьба Д. М. Пожарского, писал и граф М.Д. Бутурлин. В своём обширном исследовании он на основе разного рода источников    убедительно доказал, что Д.М. Пожарский осенью 1611 года перед приездом к нему нижегородской делегации, возглавляемой   архимандритом Вознесенско-Печёрского монастыря  Феодосием, лечился от ран именно в Юрино20.  Первое упоминание о Юрино найдено исследователями XIX в. в «Журнале М.В.Д.» за 1831 г., кн. V 21. Однако, в поле моего зрения попала статья А.И. Давыдова, где он пишет о том, что ещё в 1827 году священник села Чёрного Балахнинского уезда Василий Алексеев  в  своём рапорте от 1 марта в Нижегородскую духовную консисторию сообщал, что в имении князя Пожарского сохранилась древняя Казанская церковь, которую он (князь) сам же и построил 22.  О Юрино, как родовой усадьбе Д.М. Пожарского, писали и П.И. Мельников 23,  и Л.В. Даль 24. О поездке в мае 1887 года в Жарскую волость (Жары), в родовое имение князя Д.М. Пожарского,  писал и известный нижегородский краевед-архивист А.С. Гациский 25. И когда царь Иван IV (Грозный) отобрал у князей Пожарских их земли в Суздальском Уезде, то он не случайно сослал князя Федора Ивановича Пожарского с семьёй именно на «низ», в Нижегородский Уезд, где у Пожарских в Жарской волости было родовое старинное имение, которое царь не посмел у них отобрать. 

Из документального источника XVIII века следует, что по приезде на «низовские земли» князь Федор Иванович Пожарский построил для семьи два дома в Нижнем Новгороде  26. Значит, он обустраивался на Нижегородской земле основательно и надолго. Первый дом им был построен на улице «Почаинский мост»: «…дворъ с огородомъ и з садомъ князь Федора княжъ Иванова сына Пожарского, а в нёмъ живетъ дворникъ Кондрашко Семенов, старинное их место…» 27. Второй дом он построил, вероятнее всего, для своего сына Михаила, перед тем, как женил его в 1571 году на Беклемешовой Евфросинии (Марии) Федоровне (в иночестве – Евзникеи). Об этом доме, построенном на улице, ведущей к Архангельскому собору, в источнике сказано следующим образом: «…Да подле Дудинского подворья, идучи к Архангелу, на правой стороне дворы не тяглые: дворъ князя Федора княжъ Иванова сына Пожарского, а в нёмъ живетъ дворникъ Осипко Ларионов, ярыжной…»28. В этой связи напрашивается мысль – а не здесь ли, в доме на Архангельской улице или же в родовом селе Юрино вблизи города Балахны и родился в 1577 году один из спасителей Отечества, князь Дмитрий Михайлович Пожарский?  Учитывая внутриполитическую обстановку на Руси в то весьма неспокойное время и  жизненные обстоятельства семьи князя Федора Ивановича Пожарского, можно с большой вероятностью сказать да, здесь. Не случайно и свои раны, полученные в марте 1611 года в Москве в боях с поляками, Д. М. Пожарский залечивал сначала в Троицком монастыре, а затем, как справедливо  отметил в своем труде граф М. Д. Бутурлин, в родовом имении в Юрино. И это весьма примечательно. Где же, как не на своей родине, вдали от Москвы, в полной безопасности среди болот на суходоле, в кругу своей семьи залечивать тяжелые раны.

Сведения, изложенные в писцовой и переписной книгах XVII века по Нижнему Новгороду,   относятся к 1621 – 1622 г. г.  Из них известно и о третьем доме князей Пожарских – доме самого Д.М. Пожарского: «…дворъ боярина князя Дмитрея Михайловича Пожарского, а в немъ живетъ дворникъ Степанко Васильевъ, сапожникъ, сказали: беденъ…»23

Значит и Дмитрий Михайлович Пожарский, как нижегородский помещик, имел в те годы собственный дом в Нижнем Новгороде.

Источники и примечания.

1. Назаров В.Д. Что мы празднуем 4 ноября? «Политическое просвещение» (орган КПРФ), № 5(70). М., 2012.

2. Платонов С.Ф. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI – XVII вв. С-Пб., 1901.
Забелин И.Е. Минин и Пожарский. Прямые и кривые в Смутное время. М., 1883.

3. Там же.

4. Селезнёв Ф.А. Князь Дмитрий Пожарский и праздник в честь Казанской иконы Божией Матери. «Нижегородская старина», выпуск 33-34. Нижний Новгород, 2012. С.100-103.    Павлович Г.А. Казанская икона Богородицы и Казанский собор на Красной площади в Москве. Культура средневековой Москвы XVI – XVII вв. М: Наука, 1995.   Хафизов Д.И. Прославление святой иконы. Православный собеседник, № 6. Казань, 2004.

5. Шматов  В.Е. Кто же построил Казанский Собор на Красной площади в Москве? «Нижегородская старина», выпуск 15. Нижний Новгород,  2008. С. 53-57; 

6. Юлианский календарь был введён с 1января 45 года до н.э. в древней римской империи Юлием Цезарем. Григорианский  календарь ввёл глава  католической церкви папа Григорий  XIII с 15 октября 1582 вместо юлианского календаря. Разница между ними на тот период составляла 10 дней. В 1583 году Собор восточных патриархов осудил принятие Григорианского календаря и у православных христиан он принят не был. Григорианский календарь был принят в России на заседании Совнаркома 24.01.1918 года, а введён в действие с14.02.1918 года. В 20-21 вв. разница между календарями в этот период составляла 13 дней. В русской православной церкви до настоящего времени действует юлианский календарь и исчисление дней ведётся по старому и новому стилю. В российской историографии для перевода дат в григорианский календарь (новый стиль) к датам до 14.02.1918 г. (юлианский календарь – старый стиль) в 20-21 вв. прибавляется цифра 13. В 22в. будет прибавляться цифра 14. В 16-17 вв. прибавлялась цифра 10, в 17-18 вв. – 11, в 19 в. – 12.

7. Н.  Морохин.  Загадка вотчины Пожарских. С. 61-68. «Д» (путевые заметки). Н. Новгород, 2011. С. 143.

8. Малиновский А.Ф. Биографические сведения о князе Дмитрии Михайловиче Пожарском. М., 1817.    Малиновский А.Ф. Обозрение Москвы. Сост. С.Р. Долгова. М.: «Московский рабочий», 1992. 

9. См. п. 8, первый источник

10. Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII в. Т. I. М., 1997. С. 190-191.

11. Православный церковный календарь, любой год издания. Даты приведены по старому стилю.

12. Духовная грамота кн. Д.М. Пожарского. Отечественная история, № 1. М,  2000. С. 150-154.

13. Великие и удельные князья Северной Руси в Татарский Период с 1238 по 1505 г.
Биографические очерки по первоисточникам и главнейшим пособиям А.В. Экземплярского. Том  первый. Великие князья Владимирские и Владимиро-Московские. Санкт-Петербург, 1889. С 181-182.

14. Шматов В.Е. Князья Пожарские – князья Суздальские или Нижегородские? «Нижегородская старина», выпуск 12. Нижний Новгород, 2006. С. 20-27.

15. Там же.

16. См. п. 13. С. 183-184.

17. В.А. Кучкин. Формирование  государственной территории  Северо-Восточной Руси в X – XIV вв. М., 1984. С. 259-261.

18. Савёлов Л.М. Князья Пожарские. М., 1906. С. 5.

19. 1642 г.,  мая .  Выпись в доклад о вотчинах и поместьях кн. Д.М. Пожарского. РГАДА, ф. 1209, столбцы по Н. Новгород.  Стб.  604/20965, ч. III, л. 414-423. См. п. 12. С.156-157.

20. Бутурлин М.Д. О месте погребения князя Дмитрия Михайловича Пожарского и о том, где лечился от ран осенью 1611 года. М., 1876. С. 15-25.

21. Там же.

22. А.И. Давыдов. К истории открытия памятника деревянного народного зодчества – Казанской церкви в Юрино  Балахнинского  района Нижегородской области. Сборник научных и методических трудов. Н. Новгород, 2000.

23. Мельников П. И. Нижний и Нижегородцы. "Москвитянин", т. XXIX, 1843. С. 25.

24. Реферат Л.В. Даля в "Журналах Нижегородского статистического комитета", заседание 11 июня 1869 года. С. 317-319.

25. Гациский А. С. Нижегородский летописец. Нижний Новгород, 2001. С. 424-428.

26. Писцовая и переписная книги XVII века по Нижнему Новгороду, изданная археографической комиссией. С-Пб., 1896.

27. Там же. Стб. 94-95.

28. Там же. Стб. 64.



Опубликовано на сайте - 21.11.17

« ШМАТОВЫ. Хроники рода  | В начало |  Герой нашего Отечества »


Комментарии




Нет комментариев






Новое сообщение

Имя*:
 
* Поля обязательные к заполнению
Яндекс.Метрика

Создание сайтов на системе Amiro.CMS – amiromaster.ru

Работает на: Amiro CMS